Будет интересно

Обязательные работы как вид наказания в азербайджане

обязательные работы как вид наказания в азербайджане

Общественные работы как вид наказания заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ, вид которых определяется обычно органами местного самоуправления. В лестнице наказаний они считаются одним из наиболее легких видов санкций наряду со штрафом и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Идея применения данного вида наказания широко обсуждалась криминологами и пеналистами еще в XIX веке. Одним из первых его воспринял Уголовный кодекс Италии 1889 года[530]. Поэтому, конечно, неверно называть общественные работы «самым новым видом наказания, изобретенным законодателями в последние десятилетия XX века», как это делает известный французский ученый Ж.Прадель[531].


В настоящее время общественные работы получают все большее распространение в мире в рамках поиска альтернатив наказаниям, связанным с лишением свободы. В этом качестве их применение рекомендуют Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) 1990 г. (п. «і» ст. 8.2)[532].

К 2008 году общественные работы были предусмотрены в качестве наказания или иной уголовно-правовой меры уголовным законодательством Азербайджана, Албании, Армении, Беларуси, Боливии, Бразилии, Великобритании, Венгрии, Грузии, Замбии, Зимбабве, Испании, Казахстана, Кении, Киргизии, Кирибати, Латвии, Литвы, Люксембурга, Малави, Мексики, Молдовы, Монголии, Нидерландов, Норвегии, Перу, Португалии, России, Румынии, США, Таджикистана, Туниса, Уганды, Украины, Финляндии, Франции, Черногории, Чехии, Швейцарии, Швеции, Эстонии и ряда других стран.

В большинстве стран рассматриваемый вид наказания (в его современном понимании) имеет достаточно краткую историю. В Англии общественные работы стали применяться с 1972 года.[533] Во Франции они были введены законодательно только в 1983 году, в Нидерландах — в 1989 году, в Зимбабве — в 1992 году, в Греции — в 1996 году, в Казахстане и Киргизии — в 1997 году, в Латвии — в 1998 году, в Беларуси, Кении, Малави, Тунисе и Швеции — в 1999 году, в Замбии и Уганде — в 2000 году, на Украине — в 2001 году, в Молдове — в 2002 году, в Румынии и Таджикистане — в 2004 году.

Несмотря на то что обязательные работы считаются новым видом наказания, в России они были известны уже Своду законов уголовных 1832 года. Так, в ст.ст. 34 и 55 Свода предусматривались городские работы и работы у частных лиц как самостоятельный вид наказания. Указывалось, что осужденные из нижних сословий отдаются на городские работы и частным лицам для заработка.

Русский Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года, предусматривал это наказание в качестве альтернативы штрафу, причем оговаривалось, что оно применяется к осужденным «лишь в случае собственной их о том просьбы» (исключение составляли представители крестьянского и мещанского сословий)[534].

В советский период общественные работы не предусматривались уголовным законодательством и вновь вошли в отечественную систему наказаний лишь с принятием УК РФ 1996 года. Однако из-за финансово-экономических проблем применение их на практике было отложено до 2004 года[535].

В каждой стране рассматриваемый вид наказания имеет собственное название. Так, в Грузии он именуется «общественно полезный труд», в Латвии — «принудительные работы», в Мексике — «работа в пользу общества», в Молдове — «неоплачиваемый труд в пользу общества», в России и Таджикистане — «обязательные работы» и т.д. В странах СНГ наиболее распространенным названием являются «общественные работы» (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия). В англоязычных странах обычно используется термин «community service» («предоставление услуг обществу»).

Не упомянуты общественные работы в УК Австрии, Венесуэлы, Индии, КНР, Колумбии, Кубы, Польши, Туркменистана, Узбекистана, Японии и многих других стран. Тем не менее, и в некоторых из указанных государств к 2008 году рассматривался вопрос об использовании общественных работ в качестве уголовно-правовой меры или даже проводились эксперименты в этой области.

Чаще всего общественные работы входят в систему наказаний как один из видов последних. Это относится к таким государствам, как Азербайджан, Англия[536], Андорра, Армения, Беларусь, Боливия, Бразилия, Грузия, Испания, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдова, Норвегия, Перу, Россия, Украина, Сальвадор, Тунис, Финляндия, Франция.

В некоторых случаях общественные работы выступают не как самостоятельный вид наказания, а в качестве иной уголовно-правовой меры — как правило, при условном осуждении (Албания, Болгария[537], Германия, Дания, Швеция) или в порядке замены более строгого наказания (Греция, Кирибати, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Эстония).

Так, согласно УК Германии в период испытательного срока при условной отсрочке наказания суд может возложить на осужденного выполнение определенных обязанностей (§ 56 Ь), в том числе выполнение общественно полезных работ. УК Дании (§62) также предусматривает отсрочку исполнения приговора с условием осуществления общественных работ, когда простая отсрочка признается судом недостаточной.

В Албании суд может приостановить исполнение приговора в виде лишения свободы, назначенного на срок до 1 года, и предписать вместо этого общественные работы, если виновный и его деяние имеют небольшую общественную опасность.

В Греции общественные работы могут назначаться в порядке замены наказаний, связанных с лишением свободы (из расчета от 2 до 6 часов работ за каждый день заключения).

Согласно УК Эстонии общественно полезный труд вообще не является видом наказания и назначается вместо последнего.

Иногда в рамках одной уголовно-правовой системы общественные работы могут выступать сразу в двух ипостасях: и как наказание, и как альтернатива последнему. Причем в отдельных случаях они даже могут одновременно сочетать в себе черты того и другого.

Так, в Зимбабве, Мексике, Перу общественные работы могут назначаться как самостоятельный вид наказания, так и в порядке замены штрафа или лишения свободы (в Перу — только взамен последнего).

В Англии и Финляндии предоставление бесплатных услуг обществу применяется как в качестве самостоятельного вида наказания, так и при условном осуждении (пробации).

В Литве УК различает публичные работы как вид наказания и безвозмездные работы как одно из т.н. «средств карательного воздействия», назначаемых лицу, освобожденному от уголовной ответственности или наказания. В отличие от публичных работ, которые, как правило, непрестижные и исполнение которых не регламентируется в УК, характер безвозмездных работ установлен законодателем в ст. 70 УК Литвы — они исполняются в органах здравоохранения, опеки и попечительства или других подобных институциях558.

В Норвегии и во Франции общественные работы перечислены в числе основных видов наказаний, однако они ни не упоминаются в санкциях статей Особенной части и назначаются за те деяния, за которые иначе могло быть назначено лишение свободы сроком до 1 года (в Норвегии) или тюремное заключение (во Франции).

Кроме того, во Франции общественные работы могут быть назначены при отсрочке исполнения наказания.

Условия назначения

Общественные работы имеют ряд несомненных особенностей по сравнению с другими видами наказаний. Являясь выражением идей восстановительной, а не карательной юстиции, они предполагают более высокую степень сотрудничества между органами исполнения наказаний и осужденным. По своей сути общественные работы не должны выполняться «из под палки», они требуют проявления определенной добросовестности и желания осужденного загладить свою вину перед обществом именно таким образом. В самом деле, едва ли разумно заставлять человека вопреки его воле ухаживать за больными или престарелыми (один из наиболее распространенных видов общественных работ за рубежом).

«Консенсуальный» характер общественных работ также обусловлен международно-правовым запретам принудительного труда (ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.4 Европейской конвенции о защите прав человека). При этом в Пакте, как и в Конвенции, отмечается, что термином «принудительный или обязательный труд» не охватывается какая бы то ни была работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения», а также «какая бы то ни было работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности».(пп. I и IV п. «с» ч.З ст. 8 Пакта). Очевидно, общественные работы как самостоятельный вид наказания не подпадают ни под одно из указанных исключений.

В силу вышеизложенных обстоятельств законодательство большинства стран, где предусмотрена эта мера, исходит из принципа добровольности выбора общественных работ в качесте альтернативы другим видам наказания.

Так, законами Англии, Армении, Боливии, Греции, Испании, Литвы, Норвегии, Португалии, Франции, Швеции, Эстонии прямо предусмотрено, что общественные работы могут быть назначены подсудимому только с его согласия (в Нидерландах — только по просьбе осужденного).

В российской литературе вопрос о допустимости принудительного труда осужденного к наказанию, не связанному с лишением свободы, без его согласия в свете указанных международных норм является дискуссионным.

Одни исследователи полагают, что обязательные работы как вид наказания, предусмотренный УК РФ, не противоречат международным стандартам[538]. Другие указывают на несоответствие норм российского уголовного законодательства международным правовым актам, запрещающим принудительный труд[539].

Уголовные кодексы стран СНГ (кроме Армении) не требуют согласия осужденного на выполнение общественных работ, однако существенно ограничивают круг лиц, которым это наказанием может быть назначено исходя из норм трудового законодательства и других соображений.

В Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстане, Киргизии, Молдове, России обязательные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами I и II групп; беременным женщинам; женщинам, имеющим малолетних детей; лицам пенсионного возраста; военнослужащим, проходящим военную службу по призыву (в Беларуси и Молдове также лицам до 16 лет, в Киргизии — несовершеннолетним). По УК Латвии принудительные работы не применяются к нетрудоспособным лицам и военнослужащим.

Определенные ограничения встречаются и в других странах. Так, законодательство Боливии, Испании и Сальвадора требует, чтобы общественные работы не противоречили достоинству осужденного. По УК Венгрии предлагаемая работа должна быть адекватна состоянию здоровья и образованию осужденного.

Продолжительность общественных работ чаще всего определяется законодателем в часах. Так, в Казахстане, Молдове, России, Украине они устанавливаются на срок от 60 до 240 часов; в Албании, Англии, Дании, Киргизии, Франции, Швеции — от 40 до 240 часов; в Зимбабве — от 35 до 450 часов; в Норвегии — до 360 часов; в Литве — до 480 часов; в Португалии — от 36 до 380 часов, в Финляндии — от 20 до 200 часов; в Чехии — от 50 до 400 часов, в Монголии — от 100 до 500 часов, в Армении — от 360 до 1500 часов.

При этом в Грузии, Казахстане, Молдове, России, Украине продолжительность работ должна составлять не свыше 4 часов в день. В Киргизии и Эстонии то же ог-

раничение (4 часа в день) применяется, если осужденный выполняет общественно полезный труд в свободное от иной работы и учебы время.

В отдельных случаях законодатель устанавливает также общие временные пределы для отбытия данного наказания: 6 месяцев — в Албании, 12 месяцев — в Испании и Нидерландах, 18 месяцев — в Молдове и Франции, 24 месяца — в Эстонии.

Обычно в уголовных законах непосредственно не указывается, каков конкретно должен быть характер общественных работ и где именно они отбываются. В Азербайджане, Казахстане, России, на Украине вид общественно-полезных работ определяется органами местного самоуправления, в Беларуси — органами, ведающими применением общественных работ, в Киргизии — органами, ведающими исполнением приговора, во Франции — судьей по исполнению наказаний.

Как правило, в качестве общественных выполняются работы по благоустройству городов и поселков, очистке улиц и площадей, уходу за больными, погрузочно-разгрузочные и другие подобные работы, не требующие особой квалификации. Кроме того, как правильно отмечается в научной литературе, Конвенция МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде от 28 июня 1930 г. (ст. 2) признает недопустимым использование принудительного труда осужденных в коммерческих целях[540].

Поэтому в некоторых национальных уголовных законодательствах достаточно четко определяется (ограничивается) сфера применения общественных работ.

Так, в УК Испании (ст. 49) прямо указано, что «осужденный не должен использоваться для достижения определенных экономических целей».

По УК Франция (ст. 131-8) безвозмездные работы в общественных интересах выполняются в пользу юридического лица публичного права или организации, правомочной использовать общественно полезные работы.

Согласно УК Перу (ст. 34) наказание в виде общественных работ обязывает осужденного выполнять безвозмездную работу в социальных и медицинских учреждениях, школах, сиротских домах, других подобных институтах или на публичных стройках[541].

По общему правилу, в случае уклонения лица от выполнения общественных работ суд заменяет их другим наказанием. Так, по УК России в случае злостного уклонения от обязательных работ они заменяются судом ограничением свободы или арестом (в Азербайджане — ограничением свободы или лишением свободы; в Латвии — арестом; в Литве — штрафом или арестом; в Эстонии — тюремным заключением).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *